most.png

Миша Мост:

«Здесь тоже  пропаганда,

но пропаганда искусства»

 

press to zoom

press to zoom

press to zoom

press to zoom
1/6

«Придумывая оформление арт-трака, я шел от технологии, предполагавшей, что машина будет обклеена пленкой с изображением, напечатанным по акварельным эскизам. Отсканированная и увеличенная при печати раз в 30, акварель дает удивительный эффект — становится видна игра акварельных переходов, изображение становится более живописным, как будто мы смотрим работу под лупой.

А что касается сюжета, то я выбрал серию «Будущее Прошлого / The Future of the Past» — эти муралы я делал в Москве на Винзаводе, в Питере, на Сахалине, в Самаре… Они о том, как с развитием технического прогресса, с 1960-х годов, менялось представление людей о будущем, в котором мы, по сути, уже живем, и искусственный интеллект давно стал реальностью, и, возможно, в музеях появятся произведения, созданные роботом, а не человеком.

Но здесь не конкретная работа из этой серии. Просто существует некая постоянно пополняющаяся база элементов, частично мной изобретенных, частично экспроприированных — например, из геометрии, физики, химии, и из этих геометрических фигур, построений, объектов я собрал коллаж.  Появляющиеся тут андроиды — это деконструированные ренессансные скульптуры, с сохраненными позами и положениями, такой оммаж художникам Возрождения. Рядом с андроида-ми — планеты и рисующая робо-рука, которая, возможно, будет создавать искусство будущего. А если присмотреться, вы увидите и холсты, и подрамники, напоминающие о том, что трак принадлежит компании, специализирующейся на перевозке искусства. И к этой функции имеет непосредственное отношение единственный шрифтовой элемент — слово TRANSPORTATION, транспортация, имеющая много значений. Это и переход нашего общества в новое, техногенное состояние, и перемещение — в том числе, перемещение искусства.

Для меня еще важно, что помимо выставочных проектов и экспериментов с новыми технологиями, я продолжаю делать граффити, и с грузовиками сталкиваюсь скорее именно как граффитист. В Париже, Берлине процентов 80, наверное, грузовиков покрыты рисунками. Но вспомним,

что пошло это из Нью-Йоркского метро, где в гетто, самых маргинальных районах разрисовывали вагоны, дальше эти вагоны катались по городу, и в других местах

в мегаполисе  тоже стали рисовать на вагонах метро. Train bombing — рисование

на поездах и в целом транспорт как платформа для искусства очень повлияли на способность зрителя к его восприятию. Я понимаю, что когда мимо тебя проезжает рисунок, в первый момент ты думаешь: это реклама. Потом понимаешь, что рисунок пытается донести совсем не то, к чему ты привык. И в течение нескольких секунд обнаруживаешь, что это искусство, которого у нас пока на транспорте очень мало — только поезда в Московском метро, разрисованные, правда, довольно топорно, и

арт-троллейбус, расписанный Ириной Кориной.  Хотя идея ведь старая — еще в 1920-х годах были агитпоезда с пропагандистскими авангардными рисунками. Здесь тоже  пропаганда, но пропаганда искусства».

FAW black.png